Ой! У вас включён блокировщик рекламы

Adblock и другие блокировщики рекламы могут препятствовать отображению важных элементов сайта. Для его правильной работы рекомендуем отключить блокировщик в настройках браузера или добавить Пушкин.спб.ру в список исключений. Если вы готовы к тому, что сайт будет работать некорректно, просто закройте это сообщение.

ГМЗ "Царское Село" / Без любви садовниками не становятся

Об уникальной профессии ландшафтного архитектора, специфике работы в музее-заповеднике рассказал корреспонденту "ЦГ" начальник паркового отдела ГМЗ "Царское Село" А.С. Смирнов.

– Александр Семенович, недавно вы отметили двадцатилетие работы в ГМЗ "Царское Село", а вскоре вы отметите свой юбилей. Расскажите немного о своей работе и о себе.

– Действительно, как-то незаметно приблизился к пенсионному возрасту, сам пока еще не совсем это осознаю. Кажется, вчера еще мальчишкой бегал по сельским стежкам-дорожкам – я из крестьянского рода, с детства приучен к работе на земле. После восьмилетки учился в лесном техникуме, потом в Ленинградской лесотехнической академии. Годы моей учебы пришлись на период, когда высшее профессиональное образование в области ландшафтной архитектуры, зеленого строительства и садово-паркового хозяйства в нашей стране приобреталось как специализация на кафедрах садово-паркового и ландшафтного строительства лесохозяйственных факультетов в Москве и Ленинграде. До 1954 года существовали факультеты озеленения городов и населенных пунктов. В настоящее время в Москве, Санкт-Петербурге и ряде других городов России открыты факультеты ландшафтной архитектуры в лесотехнических университетах. После окончания академии по распределению был направлен в Специализированную научно-реставрационную мастерскую, где отработал 16 лет в качестве линейного руководителя реставрационными работами. Работа была не из легких, но очень интересная. Работал в парках Петергофа, Ораниенбаума, Гатчины, городских исторических парках. В 1995 году по переводу перешел в ГМЗ "Царское Село" в качестве начальника музейно-паркового отдела. Здесь пришлось срочно пополнять свои знания в области декоративного садоводства. Вообще, моя профессия относится к тем, которым учатся всю жизнь.

– В музее работа у вас тоже хлопотная?

– Да, скучать не приходится. Парк – музей особый. Нужно приложить немало усилий для поддержания его исторического облика и создать условия для должного эстетического восприятия. Парк – живой организм, требующий индивидуального подхода каждый сезон, буквально каждый день. По выражению классика, "с садом нужно обходиться, как с маленьким ребенком, и всякий день его чистить и холить, и не только на год, но и на месяцы оставить не можно …".

– Как вы оцениваете современное состояние парков музея-заповедника, каковы основные проблемы в парковом хозяйстве, если они есть?

– За минувшие 20 лет произошли серьезные положительные изменения. В первую очередь отмечу, что из крошечного коллектива садовых специалистов создана профильная служба по содержанию парков с хорошей материальной базой. Сейчас с трудом верится, что было время, когда даже ручной инструмент и оборудование случалось мастерить самим, а из-за низкой зарплаты была большая текучесть кадров, да и их качество часто оставляло желать лучшего. С появлением стабильного финансирования руководство музея-заповедника не оставило без внимания садово-парковую службу, выделяются значительные денежные средства на ремонтно-реставрационные работы и работы по уходу за парками силами под-
рядных специализированных организаций. В Екатерининском парке проведена полная инвентаризация насаждений с индивидуальной оценкой состояния каждого дерева. При оценке состояния насаждений используются современные томографические методы компьютерной диагностики. Практически все нуждавшиеся в лечении старовозрастные деревья прошли специальную лечебную и профилактическую обработку. В Александровском парке эта работа пока не закончена. Мы имеем уникальный опыт восстановления потерявших декоративный вид единичных старых деревьев и целых объектов "зеленой" архитектуры. В качестве примера приведу куртину "Грибок" в Александровском парке. Здесь нам за 18 лет удалось восстановить шпалеру из исторических, но потерявших декоративность посадок липы обыкновенной. Я надеюсь, что положительные изменения заметны и для посетителей парков. Ну, а проблемы? Они тоже, конечно, есть. Наш дворцово-парковый ансамбль "шагнул" в четвертое столетие своего существования. Парки стареют и, несмотря на меры по их сохранению, деревья все же уходят. Для осуществления замещающих посадок необходим крупномерный посадочный материал отличного качества. К сожалению, некогда прекрасно отлаженная общегородская система "зеленого" хозяйства практически разрушена. Исчезли почти все цветоводческие хозяйства и древесные питомники. И если цветочную рассаду мы сами выращиваем в полном объеме, то с деревьями сложнее. Технологический цикл выращивания крупномерного древесного саженца длится 10-15 лет при специальном уходе за ним все это время. Частный предприниматель не может ждать отдачи капиталовложений так долго. Нужно дотационное финансирование таких работ и общегородское планирование. Некоторые озеленительные организации сейчас делают ставку на импортный (в основном европейский) посадочный материал. Мне даже сама идея ввоза саженцев наших основных лесообразующих пород (дуба, липы, ели и пр.) из безлесных стран кажется абсурдной. Помимо дороговизны импортный посадочный материал из других климатических зон часто гибнет или очень долго болеет. К тому же всегда велика опасность ввоза карантинных болезней и вредителей.

– Вы упоминали проблему с кадрами. А как с этим сейчас?

– Рабочие кадры мы готовим сами. Наша профессия требует передачи навыков при непосредственном общении, "от сердца к сердцу". Это не пустой пафос. Без личного интереса и любви садовниками не становятся, по крайней мере – хорошими садовниками. Эта профессия требует знаний, умений и труда, труда… в любое время года. Представьте, что одной только цветочной рассады высаживается ежегодно около 150 тысяч штук. А ведь за ней потом необходим постоянный, тщательный профессиональный уход. Цветники в течение сезона мы обновляем, стараясь добиться фактически непрерывного цветения. Очень сложна работа по содержанию регулярного сада. Работник обязан владеть приемами топиарного искусства*. Этот вид работ мы выполняем дважды в год – летом и зимой. Летом дополнительно, по мере отрастания ветвей, регулярно их подравниваем. Полный набор работ перечислять не буду – не хватит места.

– А где учатся руководители?

– О базовом образовании я уже говорил. Также постоянно занимаемся самообразованием и учимся у коллег в процессе сотрудничества и делового общения. Мы дружим с коллегами из Павловска, Петергофа, Эрмитажа, Русского музея и другими.

– С иностранными коллегами тоже?

– С иностранными коллегами общаемся в основном односторонне, на нашей территории. В нашем музее садовников отправлять в заграничные командировки пока не принято. За 20 лет работы только один раз в 1997 году я был в деловой (кстати, очень полезной) командировке в Германии. Как ни прискорбно, но художественное садоводство (а это то, чем мы в меру своих сил и талантов занимаемся) все еще рассматривается, как заурядное ремесло, не требующее особых знаний и навыков. Много пришлось за годы работы выслушать нареканий и "поучений" от дилетантов. Приходится вновь и вновь комментировать, объяснять. На это уходят силы, драгоценное время, но такова специфика профессии. Особенно это касается работ, связанных с древостоем.

– Что хотелось бы пожелать себе и другим? О чем мечтаете?

– Желаю всем здоровья, мира, семейного благополучия, духовного роста и душевного комфорта. Что касается профессии, то хотелось бы, чтобы на базе крупных дворцово-парковых комплексов были открыты профессиональные школы садоводства. Ведь наши парки являются не только украшением города, но и прекрасным наглядным пособием для учащихся и специалистов. Ну, а мы – садовники – всегда готовы к сотрудничеству, всегда рады гостям и помощникам.

Беседовала Татьяна КУЗНЕЦОВА,
Фото из архива А.С. СМИРНОВА

• Топиарное искусство – стрижка кустарников и деревьев, придание им разнообразных форм. – Прим. ред.

баннер
баннер