Ой! У вас включён блокировщик рекламы

Adblock и другие блокировщики рекламы могут препятствовать отображению важных элементов сайта. Для его правильной работы рекомендуем отключить блокировщик в настройках браузера или добавить Пушкин.спб.ру в список исключений. Если вы готовы к тому, что сайт будет работать некорректно, просто закройте это сообщение.

Книга вышла в свет: творческий тандем

Большим событием в культурной жизни города Пушкина стал недавний выход в свет книги Надежды Корниловой и Марины Мощениковой «Иннокентий Анненский в Царском Селе», презентация которой состоялась в краеведческом клубе «Отечество».

О том, как шла работа над этой книгой, мы беседуем с ее авторами, старшими научными сотрудниками Историко-литературного музея г. Пушкина.

– Прежде всего, как давно вы знакомы?
Н. Корнилова: – Мы познакомились в далеком 1973 году. В Ленинградском государственном историческом архиве (ныне – ЦГИА СПб) я начала работать с января того года, Марина пришла туда осенью, после окончания школы.

М. Мощеникова: – Надо сказать, что директор архива обладала потрясающей способностью подбирать людей, и она поставила нас работать вместе в отдел научно-справочного аппарата. Мы работали сначала архивариусами, потом – научными сотрудниками. И там, в этом царстве документов, Надежда между делом читала мне наизусть стихи, в том числе Анненского. Это было здорово. Кстати сказать, первая статья Надежды с упоминанием имени Анненского была опубликована в газете «Вперед» (ныне «Царскосельская газета» – прим. ред.) в 1981 году.

– А когда вы, Надежда Александровна, впервые познакомились с творчеством Анненского?
Н.Корнилова: – Моя семья еще в довоенное время жила на улице Володарского, сейчас – Захаржевская, неподалеку от дома Панпушко, где провел последние годы Анненский. И, видимо, это как-то отложилось у меня в сердце. В начале 1970-х годов мне в руки попала книга Иннокентия Федоровича «Избранное». Я сразу прониклась его стихами, почувствовала, что это мой поэт. Его творчество было мне близко и понятно. Надо признаться, что я сама с детства пишу стихи. Но поэзией других авторов я стала по-настоящему интересоваться только после окончания школы. Тогда я открыла для себя Блока, Ахматову, Мандельштама… Гораздо позднее, уже работая в Историко-литературном музее, познакомилась с поэзией Николая Оцупа, который тоже стал мне очень близок. В 1994 году его стихи в моем исполнении впервые прозвучали на родине поэта – в Царском Селе, а затем и в Петербурге. Готовила я поэтические программы и по стихам Анненского.

– И когда вы решили вместе писать книгу об Анненском в Царском Селе?
Н.Корнилова: – Эта идея подспудно зрела давно. Я и Марина Александровна писали статьи об Анненском, выступали на конференциях, поэтому, естественно, наработки у нас были. И когда главный редактор издательства «Серебряный век» Галина Груздева предложила написать и издать эту книгу, мы подумали, что это знак свыше и противиться этому не следует. Тем более, что предложение было поддержано директором музея Натальей Алексеевной Давыдовой. Без ее поддержки мы не смогли бы уложиться в срок.

– А вообще трудно работать в тандеме? Нет ли здесь скрытого соперничества?
Н.Корнилова: Соперничество возникает от ревнивого отношения одного человека к работе другого, а у нас этого нет.

М. Мощеникова: Тогда, в архиве, Надежда буквально заразила меня поэзией Анненского. Его стихи проникли мне в душу. Кроме того, будучи добрыми коллегами, мы подружились и семьями. У Надежды были еще живы мама и бабушка – исключительно интересные люди. Мама Надежды даже стала считать меня своей дочерью. И хотя я была младше Нади на три года, но когда мы куда-либо ехали, ее родные поручали мне Надежду, и я старалась оправдать это доверие. Потом так случилось, что я ушла из архива, вышла замуж, и какое-то время мы не поддерживали отношений.

Н. Корнилова: В то время я написала стихи о Петербурге и отправила их на адрес Марины, а она уже там не жила, но приезжала, чтобы проверить почту. Так она нашла мое послание, и мы снова стали общаться. Я отработала в архиве 20 лет, Марина 10 лет. По не зависящим от нас обстоятельствам нам пришлось оттуда уйти.

М. Мощеникова: До сих пор, когда я приезжаю в архив, который вроде бы изменился до неузнаваемости, я чувствую его старый дух – он неистребим. Там даже на лестницах пахнет документами. А мы вот уже более 20 лет работаем старшими научными сотрудниками в Историко-литературном музее г. Пушкина и снова вместе. В соавторстве написали «Дворцовый город Царское Село» (2009), «Историческая застройка Царского Села» (2010), а также статьи об Андрее Васенко, истории гатчинской дороги, Царском Селе лицейской поры, о городских развлечениях и зрелищах.
Над книгой «Иннокентий Анненский в Царском Селе» работали два года. Мы разделили главы, определив, кто какую пишет. Но какие-то главы писали вместе.
Недавно я перебирала черновики и обратила внимание, что некоторые страницы основательно перечеркнуты. Порой мы отчаянно спорили, и эмоции зашкаливали. Но вот парадокс: как раз в этих горячих спорах и высекалась искра. Мы приходили к общему знаменателю.

Н. Корнилова: Мы пишем с Мариной по-разному, у нас не похожие стиль, манера. Но когда мы начинаем работать вместе, то происходит невероятное. Если вы читали эту нашу книгу об Иннокентии Анненском, то могли заметить, что сделана она так, как будто писал ее один человек. В процессе творчества мы как-то внутренне подстраиваемся друг к другу и выходим на одну волну. Нас связывает телепатия, не иначе.

– Книга получилась необычной, как будто это не историко-биографический очерк, а какое-то музыкальное произведение, в которое вкраплено множество стихов поэта.
Н.Корнилова: Вы правильно заметили. Книга получилась как музыкальное произведение. Там есть вступительный аккорд – начало, три части, написанные в разной «тональности», характеризующие три этапа жизни Анненского – в гимназии, на даче Эбермана и в доме Панпушко. Причем, концовка одной части плавно перетекает в начало следующей. Одна из задач, стоявших перед нами, – раскрыть личность Анненского-поэта, «вписав» его в пространство Царского Села, ныне во многом утраченное. Для нас как историков (мы обе закончили исторический факультет Ленинградского государственного университета), уже не первое десятилетие работающих с архивными документами и изучающих историю города, это особенно важно. Хотелось бы еще отметить следующее. В «Царскосельской газете» Любовь Романовна Виноградова брала у нас большие по объему тексты. Благодаря ее редакторской политике в газете появилась серия статей о царскосельских поэтах: Анненском, Ахматовой, Мандельштаме, Николае Оцупе. В 2009 году я написала очередную статью об И.Анненском. Она вышла очень большой. В редакции ее разделили на главки. Когда мы прочитали названия этих главок, то поняли, как четко они делят материал, и статья от этого только выиграла. Поэтому, когда мы стали писать книгу, то ее основу, структуру взяли из статьи, опубликованной в «Царскосельской газете». Мне кажется, что книга получилась гармоничной. Но, как всегда, времени не хватало, сроки поджимали, а написать хотелось больше и лучше.

– Как вы думаете: после выхода вашей книги Анненский станет нам хоть немного ближе?
Н.Корнилова: Сложно сказать, но очень бы хотелось. В любом случае, мы надеемся, что наша книга подвигнет прочитавших ее познакомиться с творчеством этого выдающегося царскосела. Анненского понимали не все его современники, что уже говорить о нас, людях, живущих через сто лет. Но мы все-таки не теряем надежды, что когда-нибудь произойдет прорыв и читатели откроют для себя этого исключительно талантливого поэта.

Интервью взяла Марина Орлова
Фото Владимира Уржумцева

 

баннер
  • ПК ЦНТУ «Прометей» специализируется на изготовлении металлоконструкций и оборудования любой степени сложности из широкого спектра конструкционных материалов.
    Стройматериалы