Ой! У вас включён блокировщик рекламы

Adblock и другие блокировщики рекламы могут препятствовать отображению важных элементов сайта. Для его правильной работы рекомендуем отключить блокировщик в настройках браузера или добавить Пушкин.спб.ру в список исключений. Если вы готовы к тому, что сайт будет работать некорректно, просто закройте это сообщение.

Мандельштам в Царском Селе


Осип Эмильевич Мандельштам родился в Варшаве, но уже в 1892 году его семья переезжает в Павловск. Примерно в то же время в Царском Селе оказываются семьи Гумилевых и Ахматовых. Эти три великих фамилии навеки будут связаны между собой, а их судьбы, причудливо переплетаясь, всегда будут возвращаться к этому городу.
Несмотря на все связи с Царским Селом, Осип Мандельштам всегда оставался бродягой, который в любом месте и в любое время чувствовал себя посторонним.По воспоминаниям Анны Ахматовой, для Мандельштама был неприемлем «царскосельский сюсюк», как сам поэт называл все спекуляции на пушкинскую и поэтическую тему.
Тем не менее для самого Осипа Эмильевича Царское Село было знаковым городом – здесь он в 1909 году знакомится с Иннокентием Анненским, который вскоре после встречи умирает.Анненский в то время служил инспектором Петербургского учебного округа и жил на Захаржевской улице в доме Панюшкина. В этом доме незадолго до кончины поэта успел побывать весь цвет творческого Петербурга: Блок, Гумилев, Волошин, Кузнецов и многие другие.
В 1911 году Мандельштам в очередной раз приезжает в Царское Село, чтобы войти в «Цех поэтов», в котором он в скором времени начинает играть роль первой скрипки. Там же начинается его дружба с Гумилевым, знакомство с которым состоялось еще в Сорбонне, и с Анной Ахматовой.В 1912 году Мандельштам пишет свое первое и единственное стихотворение, посвященное Царскому Селу:
Поeдем в Царское Село!

Свободны, вeтренны и пьяны,

Там улыбаются уланы,

Вскочив на крeпкое сeдло...

Поeдем в Царское Село! 
Казармы, парки и дворцы,

А на деревьях – клочья ваты,

И грянут «здравия» раскатыНа крик – «здорово, молодцы!» 

Казармы, парки и дворцы... 

Одноэтажные дома, 

Гдe однодумы-генералы

Свой коротают вeк усталый,

Читая «Ниву» и Дюма...

Особняки – а не дома!

Свист паровоза...Eдет князь. 

В стеклянномъ павильонe свита!..

И, саблю волоча сердито,

Выходит офицер, кичась:

Не сомнeваюсь – это князь... 
И возвращается домой – 

Конечно, в царство этикета, 

Внушая тайный страх,

карета С мощами фрейлины сeдой, 

Что возвращается домой...

Анна Ахматова тут же замечает неточность – в ее родном городе никогда не квартировали уланы. Осип Эмильевич мгновенно исправил «улан» на «гусар», но новый вариант стиха не прижился.

Подчеркнутое невнимание, с которым, по словам Ахматовой, Мандельштам относился к Царскому Селу, дорого стоило поэту. Город муз отомстил ему через знакомство с царскоселкой Ольгой Ваксель. Этой женщине было суждено сыграть роковую роль в жизни поэта.
Встретив ее в 1915 году еще подростком на даче Волошина в Коктебеле, Осип не знал, что спустя десять лет Ольга станет настоящим наваждением и незаживающей раной на долгие годы.
Когда бурный роман с Ольгой Ваксель, развернувшийся в Петербурге, стал угрожать семье поэта, Мандельштам порывает связь и увозит жену в Царское Село.

Здесь, в пансионе на углу Московской и Дворцовой улиц, супругам Мандельштам удается не только наладить семейную жизнь, но и близко сойтись с Анной Ахматовой, которая приехала туда же для лечения туберкулеза.
Надежда Яковлевна Мандельштам и Анна Ахматова до конца своих дней останутся лучшими подругами, которые пронесут свою дружбу через все лишения и беды.

Другие Городские памятники

Городские памятники
Памятник «Формула Скорби»
г. Пушкин, перекресток улиц Московской и Дворцовой
баннер